Главная страницаАрхив2019 #4 / Принятие Крыма,Тамани и Кубани в состав Российской империи*

Принятие Крыма,Тамани и Кубани в состав Российской империи*

19 Апреля 2019

Алексей Шишов, кандидат исторических наук

 

* В помощь учителям ОБЖ в проведении уроков, посвященных дням воинской славы России.

 

Недавно наша страна торжественно отметила пятилетие воссоединения Крыма и города федерального значения Севастополя с Россией. Напомним, это событие произошло после случившегося на Украине государственного переворота, когда в стране разразился тяжелейший политический кризис и началась гражданская война. В этом хаосе все надежды крымчан на спасение от царящего на Украине произвола были устремлены на Россию. На референдуме, прошедшем в Крыму, абсолютное большинство жителей высказались за вхождение Республики Крым и города русской славы Севастополя в состав России, что и свершилось 18 марта 2014 года на основе межгосударственного договора. Крымчане вновь стали россиянами, как и в прежние времена, ведь полуостров испокон веков был исконно русским. Знаменательно, что, начиная с этого года, 19 апреля ежегодно будет отмечаться День принятия Крыма, Тамани и Кубани в состав Российской империи (1783). Дата приурочена к годовщине подписания императрицей Екатериной II (1729–1796) «Высочайшего манифеста о принятии Крымского полуострова, острова Тамана и всея Кубанской стороны под державу Российскую». Старший научный сотрудник НИИ военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук Алексей Васильевич Шишов в представленной публикации подробно восстанавливает ход тех событий.

 

Враги стали подданными

Судьба Крымского ханства была решена в ходе длительной Русско-турецкой войны 1768–1774 годов, вошедшей в историю под названием Первой екатерининской турецкой войны. Она вылилась в борьбу за Северное Причерноморье и за Крым, за утверждение России на берегах Черного моря – кстати, в древности оно называлось Русским.

Блестящие победы русской армии под водительством полководца П.А. Румянцева-Задунайского при Рябой Могиле, на реках Ларга и Кагул, выход на берега Дуная привели к полному разгрому конной армии крымского хана. Это был большой успех, ведь конница являлась значительной частью военной силы Оттоманской империи.

Но еще более значительными были результаты этой победы. Ханское войско, как в ловушке, оказалось прижатым к реке Прут. Оно не могло беспрепятственно вернуться ни в Крым, ни в Приазовье, ни в кубанские степи, где кочевали ногайские татары. На их пути стояла заслоном русская армия.

Продолжая вести войну, Екатерина II поручила канцлеру графу Н.И. Панину провести с крымским ханом Селим-Гиреем переговоры по отделению Крымского ханства от Турции.

Общего языка они не нашли. Прямой потомок Чингисхана на такое предложение ответил надменно: «…В этом твоем намерении, кроме пустословия и безрассудности, ничего не заключается».

Но он забыл о том, что ханство в своей истории внутренней прочностью никогда не отличалось…

Уже скоро, в июле 1770 года, Ногайская Орда обратилась к генерал-аншефу Н.И. Панину (брату канцлера) с просьбой разрешить ей вернуться в свои кочевья на Кубани. Мудрый политик, тот согласился уважить просьбу, но с одним обязательным условием: ногайцы должны были перейти в подданство Российской империи. Они приняли это условие и вернулись домой, уже россиянами. В результате Крымское ханство территориально сразу уменьшилось более чем вдвое.

Процесс распада ханства изнутри, так удачно начавшись, продолжился. Примеру ногайцев последовали Едисанская, Буджакская и Белгородская (Аккерманская) Орды, тоже оказавшиеся в западне у Прута и больше всего желавшие вернуться домой, в свои кочевья. И они, как в случае с ногайцами, вернулись – уже российскими подданными.

В той Русско-турецкой войне это было первое территориальное приобретение России, и дипломатическая мудрость сыграла в этом важную роль.

 

Русские несли освобождение

Однако сам хан Селим-Гирей о подчинении России по-прежнему даже и не помышлял. В сентябре 1770 года он вывел свою конницу из лагеря султанской армии и сумел берегом Черного моря прорваться на полуостров. На Перекопе его встретил командующий турецкими войсками в Крыму Ибрагим-паша. Так «крымская заноза» вновь обрела прежнюю военную силу.

Тогда императрица Екатерина II повелела начать военные действия против собственно Крыма. Такая задача ставилась перед 2-й русской армией, во главе которой вместо Н.И. Панина был поставлен князь В.М. Долгорукий (Долгорукий-Крымский).

…И вот 40-тысячная русская армия степью подошла к Перекопу. Ей противостояли семитысячный турецкий крепостной гарнизон и 70 тысяч ханской конницы. Несмотря на такое значительное превосходство неприятеля в силах и мощные укрепления, Турецкий вал был взят штурмом 14 июня 1771 года. Разбитые крымчаки и турки рассеялись по полуострову.

Затем последовало сражение под Феодосией 29 июня. Русские войска заняли крепости Арабат, Керчь, Еникале, Балаклаву и Тамань. Хан Селим-Гирей позорно бросил свою столицу Бахчисарай и морем бежал в Константинополь (Стамбул). В тех событиях Турция, стягивавшая воинские силы к Дунаю, не могла помочь своему вассалу.

После этого власть в Крыму поменялась: новым ханом стал Сахиб-Гирей, сторонник сближения с Россией (но, к сожалению, дальнейшие события показали, что у него самого сторонников было немного). Русско-турецкая война же заканчивалась полной победой русской армии.

Подписанный 15 июля 1774 года в небольшой болгарской деревушке Кючук-Кайнарджи мирный договор между Россией и Турцией менял геополитическую ситуацию в Северном Причерноморье. Свои подписи под договором поставили генерал-фельдмаршал П.А. Румянцев-Задунайский и великий визирь Муссун-заде Мегмет-паша. Крымское ханство объявлялось независимым от Блистательной Порты, но в то же время и неподвластным Российской империи.

По Кючук-Кайнарджийскому договору русские торговые суда получали право проходить Босфор и Дарданеллы наравне с английскими и французскими. Стамбул выплачивал победителю в войне контрибуцию в четыре с половиной миллиона рублей.

…В ноябре 1772 года новый обладатель Бахчисарайского дворца подписал с князем В.М. Долгоруким-Крымским договор, по которому Крымское ханство объявлялось независимым от Оттоманской Порты. Теперь оно находилось под покровительством Российской империи.

Русские войска заняли турецкие крепости Керчь, Еникале (они запирали вход в Азовское море) и Кинбурн. Таким образом, под контроль брались Керченский пролив (он становился российским) и Днепровско-Бугский лиман, на противоположной стороне которого стояла крепость Очаков. Она падет только в начале Второй екатерининской турецкой войны.

Русская армия под командованием Долгорукова была единственной надеждой для десяти тысяч русских пленников-рабов, томящихся в неволе. И эта надежда для них сбылась, все они были освобождены. Оставив в основных крымских городах свои гарнизоны, армия покинула полуостров и отошла к Днепру. Свою задачу она выполнила.

 

Извлечение «крымской занозы»

Екатерина II понимала, что историческая задача выхода России в Черноморье решена наполовину. Понимала, что Стамбул не смирится с понесенным поражением и территориальными утратами, особенно с потерей Крыма. Утвердиться на Черном море без обладания Крымским полуостровом Россия не могла. К тому же на время замиренное ханство продолжало нести в себе известную опасность.

На следующий год после окончания войны императрица писала тогда еще генерал-аншефу и вице-президенту Военной коллегии Г.А. Потемкину о том, что надо и дальше укреплять Днепровскую укрепленную линию «к совершенному обеспечению той части пределов от набегов татарских с желаемою точностью». Это письмо Екатерины II свидетельствовало о том, что опасность «крымской занозы» продолжала существовать. И с нею России приходилось считаться.

Наличие немногочисленных русских гарнизонов на полуострове не могло обеспечить внутреннее спокойствие в ханстве. Крымские татары разбились на две противостоящие друг другу, постоянно враждующие группировки. Одна из них являлась сторонником России, противная ей – Турции. Военные события не заставили себя долго ждать.

В июле 1774 года у Алушты с турецким десантом высаживается бывший хан Девлет-Гирей, которого турецкий султан-калиф утвердил правителем Крыма.

Турки было укрепились на морском берегу, но внутрь полуострова пройти им не позволили: в бою у селения Шумлы они были разбиты русским отрядом. В том деле сквозное пулевое ранение в голову с потерей глаза получил командир гренадерского батальона Московского легиона подполковник М.И. Голенищев-Кутузов, будущий победитель Наполеона.

После русской победы ханом Кубани в Тамани стал русский ставленник из дома чингизидов – Шагин-Гирей. В ноябре 1776 года корпусной командир генерал-поручик А.А. Прозоровский беспрепятственно занял Перекоп под предлогом сбора в Крыму оставленного там в 1774 году военного интендантского имущества.

Тогда, мечтая взять реванш, хан Девлет-Гирей собрал конное войско, расположив его у Карасубазара и на реке Индаль.

Однако перейти к враждебным действиям хан так и не решился. Против него уже стоял с полками своей Московской дивизии в то время знаменитый (хотя его главные победы были еще впереди) генерал-поручик Александр Васильевич Суворов. 17 января 1777 года он вступил во временное командование 20-тысячным корпусом. При неспешном приближении русского авангарда хан Девлет-Гирей решил, что более благоразумным будет вовремя, как говорится, «слинять», и с небольшим числом приближенных ускакал в Бахчисарай.

В это самое время русский ставленник хан Шагин-Гирей высадился в крепости Еникале, и большая часть татарских мурз перешла на его сторону.

После этого Девлет-Гирею ничего не оставалось делать, как с турецким десантом оставить Кафу (современную Феодосию) и отплыть в Стамбул.

Новым правителем Крымского ханства был избран Шагин-Гирей. Однако он чувствовал всю непрочность своего положения. Поэтому по его настоятельной просьбе русские войска остались и расположились у Ак-Мечети.

Однако новый хан оказался в своем народе «инородным телом». Дело в том, что Шагин-Гирей учился в Салониках и Венеции, знал несколько языков и решился править по-европейски, не считаясь с татарскими национальными обычаями. Довольно скоро он превратился для подданных в изменника и вероотступника. Хан стал лишать прежней власти местную знать и даже пошел на конфискацию вакуфов – земель мусульманского духовенства.

Чаша терпения была переполнена после того, как Шагин-Гирей объявил о намерении создать армию европейского типа вместо прежнего конного ополчения. То есть «регулярно» служить правителю Бахчисарая никто не захотел.

Началось восстание против Шагин-Гирея. Этим сразу воспользовались турки – буквально через месяц в Крыму высаживается назначенный в Стамбуле ханом Селим-Гирей. Теперь восстание охватывает почти весь полуостров. Началась самая настоящая гражданская война.

Дело заканчивается тем, что русские войска разбивают «мятежников».

Тем не менее в Санкт-Петербурге извлекли уроки, убедившись, что Шагин-Гирей держится у власти только при содействии русских войск.

И тогда, чтобы окончательно решить судьбу «крымской занозы», императрица Екатерина II и светлейший князь Г.А. Потемкин вновь призвали на помощь непобедимого генерал-поручика А.В. Суворова. Надо сказать, он в то время командовал отдельным Кубанским корпусом и занимался укреплением государственной границы в Кубанской области от набегов «немирных» горцев Черкесии. При нем единая Кавказская укрепленная линия стала принимать свой оконченный вид.

Снова оказавшись в Крыму, Суворов действовал по-прежнему решительно. Для начала он стал возводить батарейные позиции на берегах Ахтиарской бухты. Всего он построил на полуострове 40 полевых укреплений, вооруженных 90 орудиями. Создается сеть «обвещательных» постов, расположенных в трех – пяти километрах друг от друга. В них находились казачьи команды общей численностью 1400 человек.

Крым разбивается на четыре бригадных участка со штабами в городах Козлове (ныне Евпатория), ханской столице Бахчисарае, крепости Еникале близ Керчи и в Салгирском ретраншаменте. То есть ханство берется под военный контроль.

В это время турецкие военные суда неоднократно делали попытки (даже под русским флагом) приблизиться к крымским берегам с «намерением» пополнить запасы питьевой воды. То, что цели преследовались совсем иные, было ясно и без лишних слов. В декабре 1777 года турецкая эскадра из 14 вымпелов с десантом из 700 янычар на борту вошла в бухту Ахтиар и отказалась из нее уходить.

Турки без всякого на то разрешения сходили на берег бухты. Однажды у Херсонеса произошел инцидент: янычары напали на патруль из двух донских казаков. Один из них был убит выстрелами из ружей в спину. Нападавшие ограбили убитого. Суворов послал решительный протест командующему эскадрой капудан-паше Гаджи-Мегмету-аге с требованием наказать убийц и запретить сход на берег вооруженных людей. Письмо было написано в самых ультимативных тонах.

Когда турки увидели, что русские собираются ставить на берегу орудия, то поспешили оставить Ахтиарскую бухту. Они так торопились это сделать в безветренную погоду, что стали выходить в открытое море при помощи буксировки всех 14 кораблей гребными шлюпками.

Вскоре Суворов окончательно «отлучил» турок от Ахтиарской бухты. Зная, что экипажи их кораблей берут пресную воду в устье реки Бельбек, он поставил в этом месте сперва казачью команду, а потом и роту гренадер с пушкой. Когда вооруженные турки на лодках подошли к речному устью, русские не позволили им сойти на берег. Так же поступил Суворов и с турецким флотом, попытавшимся запастись пресной водой в Кафе: капудан-паше пришлось уйти к Босфору.

Чтобы окончательно ослабить Крымское ханство, А.В. Суворов с разрешения Екатерины II «содействовал» переселению из Крыма в Приазовье христиан – греков и армян. Они являлись тем населением ханства, которое платило немалые налоги в казну правителя и местных татарских мурз. Теперь роду Гиреев грозило почти полное безденежье: хан не мог содержать даже свой двор. Сохранились довольно точные исторические данные о том, что всего из Крыма было переселено в Азовскую губернию 31 098 душ, из них армян – 12 598 человек. Большую помощь в том деле Суворову оказало крымское христианское духовенство.

«Высочайшую грамоту об устройстве христиан, выведенных из Крыма» императрица подписала 21 мая 1779 года. Шагин-Гирей оказался бессилен удержать в Крыму своих налогоплательщиков. В итоге хан перешел на российское денежное содержание в серебряной монете. За счет подданных он прожить просто не мог.

В марте 1779 года Россия и Турция подписали Анайлы-Кавакскую конвенцию. Они еще раз обязывались не вмешиваться во внутренние дела Крымского ханства. Русские войска выводились с полуострова, за исключением гарнизонов (шесть тысяч человек) крепостей Керчь и Еникале, стороживших выход из Азовского моря. То есть договаривающиеся стороны подтвердили положения Кючук-Кайнарджийского мира.

 

Последняя точка

Однако Стамбул все еще мечтал о том, чтобы вернуть себе ханство. Так что совсем не случайно в 1781 году в Крыму вновь вспыхнуло восстание против Шагин-Гирея, что примечательно – во главе с его братом Батырь-Гиреем.

Выступление было подавлено, но вскоре после серии казней мятежников начался новый бунт. Шагин-Гирей был вынужден бежать в Керченскую крепость под защиту русского гарнизона. При поддержке турок новым крымским ханом в Кафе был провозглашен очередной чингизид (потомок Чингисхана, враждебный русским) – Махмут-Гирей.

Теперь России волей-неволей приходилось вновь вводить на полуостров свои войска. Ханское войско было разбито «вдребезги», а Махмут-Гирей оказался в плену.

Восстановленный в сане хана Шагин-Гирей не учел уроков и вновь начал казни своих недругов. Все развивалось по прежнему сценарию, и новый мятеж против хана был готов вспыхнуть вот-вот…

Тогда Екатерина II, внимательно следившая за событиями в Крыму, решила положить конец этому непрочному и двусмысленному положению. Она посоветовала Шагин-Гирею отказаться от ханства и передать его под управление России. И тот согласился на такое предложение, получив взамен солидное денежное содержание.

В феврале 1783 года хан Шагин-Гирей, прямой потомок самого великого в мировой истории завоевателя Чингисхана, отрекся от родового престола. И переехал на жительство в Россию.

Последнюю точку в истории существования Крымского ханства поставила всероссийская императрица Екатерина Великая. По ее высочайшему манифесту от 8 апреля 1783 года Крым вошел в состав Российской империи. Манифест гласил:

«О принятии полуострова Крымского, острова Тамани и всей Кубанской стороны под Российскую державу.

В прошедшею с Портой Оттоманскою войну, когда силы и победы оружия Нашего давали нам полное право оставить в пользу Нашу Крым, в руках наших бывший, Мы сим и другими пространными завоеваниями жертвовали тогда возобновлению доброго согласия и дружбы с Портою Оттоманскою, преобразив на тот конец народы татарские в область вольную и независимую, чтобы удалить навсегда случаи и способы к распрям и остуде, происходившим часто между Россиею и Портою в прежнем татар состоянии…

Но ныне… по долгу принадлежащего нам попечения о благе и величии Отечества, стараясь пользу и безопасность его утвердить, как равно полагая средством, навсегда отделяющим неприятные причины, возмущающие вечный мир между империями Российскою и Оттоманскою заключенный, который мы навсегда сохранить искренне желаем, не меньше же и в замену и удовлетворение убытков Наших, решилися Мы взять под державу Нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону.

…ЕКАТЕРИНА».

 

Крым до и после присоединения

Владимир Рудаков, главный редактор журнала «Историк», кандидат филологических наук 

 

Самое первое упоминание о Крыме в русских летописях связано с легендарным путешествием апостола Андрея Первозванного, первого ученика Иисуса Христа. Странствуя по миру с миссионерской целью, он из Крыма отправляется на север по Днепру, посещает Киев, Новгород, дальше – на север Европы и по морю возвращается обратно в Рим.

Это первое известие об Андрее Первозванном в Повести временных лет, мне кажется, имеет очень символическое значение. Не случайно орден Андрея Первозванного в России с конца XVIII века – главный орден, Андреевский флаг – символ русского Военно-морского флота. Эта история очень переплетена со всей крымской историей.

Безусловно, ключевой момент русской истории, связанной с Крымом, – это 988 год, Крещение Руси. Историки и летописцы спорили и спорят до сих пор по поводу того, где же крестился князь Владимир. И большинство из них склоняется к версии Повести временных лет о том, что это произошло в древнем Херсонесе (на окраине нынешнего Севастополя).

В этой истории, на мой взгляд, самое главное – значимость и цена человеческого выбора. Выбор, который сделал князь Владимир для себя лично, а потом, как оказалось, для многовековой истории России, предопределил особенность ее культуры, цивилизации, принес на Русь письменность, письменную культуру, которой мы пользуемся до сегодняшнего времени и которой, думаю, еще будут пользоваться наши потомки многие и многие тысячелетия.

В этом смысле выбор, сделанный в Херсонесе, в небольшой бывшей греческой, на тот момент как раз византийской колонии в Крыму оказал влияние на русскую историю в максимальной степени. Пожалуй, мы не найдем такого события и такой личности, которые так повлияли бы на русский исторический процесс.

А что было дальше? А дальше раннее Средневековье. И мы знаем, что история Крыма была не менее трагической, чем история русских княжеств. В середине XIII века Крым подвергается нашествию монгольского войска. Примерно в этот же период монголы разоряют русские княжества, и Крым надолго становится территорией, отрезанной от русских земель. Сначала он входит в состав Золотой Орды, потом, в конце XV века, становится формально независимым, но в реальности – вассальной частью Османской империи. И вплоть до конца XVIII века, вплоть до присоединения Крыма при Екатерине Великой, он представляет такую скорее враждебную силу по отношению к России…

Конечно, важный рубеж в отношениях с Крымом, в появлении Крыма, в уже полноценном появлении Крыма в контексте русской истории – это 1783 год. 4 апреля Екатерина Великая подписывает манифест о вхождении Крыма в состав России. И тогда (а особенно потом) это расценивали как акт русской экспансии, русского империализма. Хотя на самом деле надо признать, что Екатерина изначально и не рассматривала возможность включения Крыма в состав Российской империи. В 1771 году, за 12 лет до вхождения Крыма в состав России, она пишет Потемкину о том, что желательно только, чтобы они отторглись от подданства турецкого. То есть ее устраивал в принципе независимый статус Крыма, чтобы Крым не был вассальной частью Османской империи, и ни о каком вхождении она вопрос не ставила. Это уже потом, когда Османская империя фактически посчитала, что не может отказаться от Крыма как вассального княжества, когда стало ясно, что Крым не может быть нейтральным, в этой ситуации Екатериной с подачи Потемкина было принято решение о вхождении Крыма в состав России.

Присоединение Крыма в 1783 году дало очень много России. Во-первых, оно гарантировало контроль над Черным морем, стратегически важным для России в этот период. Во-вторых, Россия обрела впервые незамерзающие порты. В-третьих, Россия осознала символическое значение Крыма как территории, связывающей, с одной стороны, русскую историю с историей древней, с историей античной, с древнегреческой, древнеримской, а с другой стороны, связывающей русскую историю с историей Византии, преемницей которой Москва себя считала со времен Ивана III (формула «Москва – Третий Рим»).