Главная страницаАрхив2020 #6 / Учебник должен учить думать, оценивать риски, действовать

Учебник должен учить думать, оценивать риски, действовать

03 Июня 2020

Предмет «Основы безопасности жизнедеятельности» в очередной раз попал в поле зрения главы нашего государства.

22 января в ходе поездки в город Усмань Липецкой области Владимир Владимирович Путин встречался с представителями общественности. Главе государства задавали вопросы. Обратившийся к нему Вячеслав Телин из организации «Поиск пропавших детей» говорил, в частности, о преподавании ОБЖ в школах и «дыре в знаниях по сохранению собственной жизни». Между тем, посетовал Вячеслав Телин, различные деструктивные группы достаточно быстро вовлекают ребят в свои сети и оттуда вытаскивать их тяжело. В связи с этим президенту был задан вопрос, если говорить коротко, возможно ли модернизировать учебники с учетом этих вызовов?

Владимир Путин сказал, что данный вопрос очень важный, надо детей защищать. Но это должны педагоги поработать над такими если не учебниками, то методическими указаниями. 3 февраля министр просвещения Сергей Кравцов обсудил со специалистами варианты модернизации предмета ОБЖ. В числе предложенных мер эксперты указали издание новых учебников с учетом в них современных рисков и угроз при использовании сети интернет.

Коль скоро работа по обновлению учебной литературы по ОБЖ началась, редакция решила выяснить, что хорошо или, напротив, не устраивает педагогов в выпущенных ранее учебниках, – для ориентира авторам при создании новых произведений или переиздании существующих. Мнением об этом по нашей просьбе согласилась поделиться Ирина Германовна Шавейко, учитель ОБЖ высшей квалификационной категории иркутской школы № 11 (с углубленным изучением отдельных предметов), профессионал в области методики преподавания ОБЖ, обучавшая также студентов университета и слушателей Иркутского ИПКРО по направлению «безопасность жизнедеятельности», постоянный член жюри ежегодного областного конкурса «Учитель года по ОБЖ».

 

Мы помним, как все начиналось

– Ирина Германовна, до недавнего времени в федеральный перечень учебников входили, по-моему, семь линеек учебников ОБЖ разных авторских коллективов. Понимаю, вряд ли у вас была возможность подробно ознакомиться со всеми изданиями. Но большинство из них вам, вероятно, известны. Говоря о них, вы согласились бы или поспорили с Бернардом Шоу, сказавшим, что «учебник можно определить как книгу, непригодную для чтения»?

– Великий драматург и нобелевский лауреат, как известно, не жаловал похвалами ни учебники, ни учителей, ни свою школу и полученное там образование. Но у него на то были свои причины. К тому же он жил в другое время и в другом месте, школа у него была не общеобразовательная. Поэтому я бы не стала увязывать его слова и оценки с нашим временем и нашей действительностью.

Я больше 20 лет работаю в школе и за это время познакомилась с содержанием едва ли не всех учебников ОБЖ. Как методист стараюсь быть в курсе новинок, отслеживать все лучшее, равно как и замечать упущения. Безусловно, более чем за четверть века, прошедшую от выпуска первых учебников ОБЖ, они заметно изменились в лучшую сторону, стали более содержательными, полезными и пригодными для применения учителями и учащимися. В целом их авторы проделали объемную работу, за что им спасибо. Вместе с тем сказать, что учителей все устраивает, не могу. В одном учебнике лучше представлено одно, в другом другое.

– Ну да, помню, как начиналось преподавание ОБЖ – в отсутствие всякой информационно-методической поддержки предмета. Тогда учителя слезно просили – дайте учебники! Энтузиасты написали их, и учителя были благодарны. Но хотя с той поры учебники постоянно улучшались (вот парадокс!), сейчас они не устраивают учителей…

– Тут ничего удивительного – требования к учебникам повышаются. Учебная литература по ОБЖ, как и по другим предметам, должна соответствовать времени. Это закономерно: происходят резонансные события, изменения в законодательстве, обновляются спасательные технологии, силы и средства, идет вперед педагогическая теория и практика. Наряду с этим уточняются федеральные государственные стандарты (ФГОС). Согласно им, роль ученика в учебном процессе сегодня наполняется новым содержанием. Ему надлежит становиться не пассивным получателем знаний, а активным их приобретателем, умеющим мыслить, искать и находить решения, самостоятельно преодолевать возникающие проблемы. Поэтому и главное назначение учебников ОБЖ – учить детей оперативно оценивать риски, просчитывать и принимать решения! А это значит учить думать. Все это, полагаю, должно быть главным поводом к модернизации существующих учебников. Говоря коротко, их надо привести в соответствие с требованиями ФГОС. И отдельно отмечу – в соответствие с возросшим влиянием на нашу жизнь цифровизации, несущей как удобства, так и опасности. Борьбе с последними приходится учиться на ходу, а подсказок со страниц учебников нет.

– То есть в сегодняшних учебниках о рисках и угрозах виртуального мира, указанных президентом страны и министром просвещения, материала нет?

– Может быть, где-то эти темы затронуты, но мне такая информация не попадалась. Наверное, пока ее нет. Говорится о последствиях неправильной работы с компьютером – об ухудшении зрения, нарушении осанки. Дается справка о кибертерроризме. Вот, пожалуй, и все.

Дело в том, что внимание на опасных нюансах цифровизации раньше не акцентировалось. Такие явления, как вовлечение детей в «группы смерти», во ФГОСе конкретно не выделялись. Вопрос о защите детей от угроз виртуального мира тревожно зазвучал в ходе общественного обсуждения проекта нового ФГОСа, организованного в прошлом году Министерством просвещения РФ. Тогда предлагалось, в частности, включить в образовательный процесс содержательную линию «Информационная безопасность личности, семьи, общества» и соответствующий раздел в учебники. Однако пока учителя ОБЖ в частном порядке учат ребят тому, как противостоять разным «троллингам» и «буллингам», не попадать в сети криминального движения «АУЕ» и игр с суицидальным финалом. Учителям можно помочь, если в программы и учебники внести разделы и темы, помогающие учить детей безопасно общаться в интернете. И конечно, если хорошо изложить и раскрыть эти темы.

 

Бедная моя внучка

– Прокомментируйте, пожалуйста, какие-либо параграфы, чтобы понять, что в них требует изменений.

– Листая учебник, знакомясь с очередным параграфом, я всегда представляю, что его изучает моя внучка-девятиклассница, и мысленно задаю себе вопросы: «А этот материал ей нужен, он для нее важен, понятен, она его запомнит?»

Ну вот первый попавшийся на глаза параграф «Чрезвычайные ситуации и их классификация». Девятикласснику предстоит разобраться, чем отличаются чрезвычайные ситуации разного масштаба: локальные, межмуниципальные, региональные, федеральные и другие. В качестве их признаков учебник указывает количество пострадавших и размер ущерба в пределах определенной территории. Представляю тоскливые глаза внучки, которая пытается запомнить и не перепутать цифры для каждого случая – когда пострадавших 5, 50 и 500, больше или меньше, причем с учетом размера ущерба и количества населения, жизнедеятельность которого нарушена. Заучивать такую информацию было бы для нее мукой, детям бы толком понять, чем отличается авария от катастрофы.

Давайте попробуем честно ответить себе: мы, взрослые, знаем, как различаются ЧС по ущербу и количеству пострадавших? Это как-то влияет на нашу жизнь и безопасность?.. Зачем же забивать такими данными головы детей? Может быть, пусть указанной арифметикой занимаются специалисты в рамках служебных обязанностей?

– Вы не могли бы сказать, какие разделы или параграфы учебников изложены наиболее сложно для восприятия и усвоения школьниками?

– Трудно выделить наиболее сложные, а изложенных сухо и неинтересно наберется достаточно. Допустим, в учебнике для 8-го класса есть важная тема об опасностях радиации. Два скучнейших параграфа, накрученные вокруг шкалы оценки радиационных аварий, норм радиационной безопасности НРБ-96/99 и взятых из закона определений. Учащимся все это в тягость. Тема изучается лучше через призму Чернобыля, Хиросимы, Фукусимы, размышления типа «Почему Хиросима – цветущий город, а Припять – город без людей?». В таких уроках участие самое живое.

В учебниках для старших классов авторы никак не могут толково, доходчиво и лаконично рассказать о МЧС России и РСЧС. Вероятно, когда-то в пору создания предмета, исходя из его тематической увязки со спасательной службой и рекомендациями спасателей, было решено, что детям следует знать и про МЧС. Это нормально. Но что знать конкретно – вот в чем вопрос. Со временем объем этих знаний довели до абсурдного, стали вписывать в учебники чуть ли не все, чем занимается ведомство.

МЧС надо представлять детям так, чтобы они восхищались им и даже мечтали о нем. Многие видели по телевизору, как его сотрудники спасают людей, тушат пожары, снимают со льдин незадачливых рыбаков, доставляют гуманитарную помощь пострадавшим и тому подобное. Про все это ребенок прочтет с удовольствием, а кто-то даже, как бывало, захочет поступить в вуз ведомства. Но что и как говорится про МЧС в учебниках? Позвольте, процитирую. Вот так изложены его основные задачи:

«Выработка и реализация государственной политики в области гражданской обороны, защиты населения…»

«Организация подготовки и утверждения в установленном порядке проектов нормативных правовых актов…» (Еще придется растолковывать, что значит в установленном порядке!)

«Осуществление нормативного регулирования в целях предупреждения, прогнозирования и смягчения последствий ЧС и пожаров, а также осуществления специальных, разрешительных, надзорных и контрольных функций по вопросам, отнесенным к компетенции МЧС России».

Послушайте, все так, все правильно! Наверное, в документах по-другому не скажешь, но в учебнике для детей нельзя ли полегче, а то и вовсе обойтись без этого? После чтения таких пассажей школьников, желающих влиться в ряды МЧС, не прибавится. Конечно, на уроке учитель разъяснит непонятное. Однако если ребенок будет изучать все это дома самостоятельно, что он поймет?

Это я привела часть параграфа. Ребенок же будет вынужден заучивать еще основные функции МЧС и многое другое. Как вы считаете, это очень нужно знать девятикласснику, это его уровень компетенции? А ведь такими вещами забит весь параграф.

 

Каждый ребенок желает знать…

– Соглашусь, лирики здесь, мягко сказать, не хватает. И рассказ об РСЧС не вдохновляет детей на получение отличных оценок... Кстати, про какой учебник идет речь?

– Берите практически любой и увидите, что проблематика МЧС всюду изложена как для слушателей курсов по гражданской обороне или по государственному и муниципальному управлению. Про РСЧС тоже рассказано так, что не удержаться от взрывных эмоций. Ну кто этот абсолютно «взрослый» раздел включил в школьную программу?! Кто воткнул РСЧС в детские учебники, списав из документов сложные для детского восприятия фрагменты!

Вот параграф «Организационные основы по защите населения страны от чрезвычайных ситуаций мирного и военного времени». Он тоже изложен будто для спецов по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям. Но моя внучка-школьница не будет защищать население страны, предупреждать и ликвидировать катастрофы!

Ищу в образовательном стандарте доказательства того, что выпускник-девятиклассник должен знать структуру РСЧС. Читаю – нет, это на ребенка не возлагается! Безуспешно пытаюсь найти что-нибудь про его обязанность разбираться в содержании основных задач защиты населения, которых в учебнике более десяти. Вдобавок к ним тут еще подсистемы, органы управления, силы и средства, режимы функционирования… Неужели все это моей внучке нужно запоминать?

– Нет, ну дети же должны знать об организационных основах защиты населения страны, о роли государства, его ведомств, служб и подразделений в предотвращении и ликвидации чрезвычайных ситуаций…

– Все верно, их нужно знакомить с этим. Но они не захотят и не будут знать этого, если давать им информацию в таком объеме, так непродуманно и грубо. Я работала со студентами и знаю, как те «плавают» в тематике РСЧС, «сыпятся» на экзаменах даже со шпаргалками. Но перед студентами задачи другого уровня, им в будущем предстоит организовывать безопасность на производствах и защиту людей в ЧС, взаимодействие с разными государственными службами и структурами. Детям же нужно другое – научиться действовать под руководством взрослых либо самостоятельно ради сохранения собственной жизни. Значит, и учить их надо соответственно, не нагружая знаниями полномочий органов власти, нюансов деятельности чрезвычайных служб, научными терминами и формулировками для кандидатов наук. Ну серьезно – школьные учебники полны текстов, которые не повторят сотрудники организаций системы РСЧС!

 

Прав был Бернард Шоу

– В общем, теперь, кажется, понятно, что имел в виду Бернард Шоу, говоря об учебниках как о книгах, непригодных для чтения... Похоже, вы правы в своих претензиях к их авторам...

– Трудно сказать, кому их предъявлять. Один написал плохую программу, другой – нескладный текст в учебник, третий, толком не читая его, подписал положительный отзыв, а учитель и ученик, став их заложниками, стараются выбраться из сложившейся ситуации…

Авторы учебников, думаю, не всегда представляют, для какого возраста создают свои творения. Иным невдомек, что школьный учебник – это не сборник лекций для профессионалов, а книга для детей, хотя бы даже для девятиклассников. И она должна быть понятной, интересной и полезной! Пусть структуру, задачи и работу государственных систем и ведомств изучают студенты институтов на кафедрах БЖД, но не дети в школе! Это не только мое мнение. Про включение в учебники материала о РСЧС и его подачу идет много негатива от учителей. Вам известны примеры, когда на конкурсе «Учитель года по ОБЖ» проводился бы урок про РСЧС или давался мастер-класс по данной теме? Правильно, их нет.

 

Собака бывает кусачей

– В ходе последней экспертизы учебников критике подверглись вопросы и задания к параграфам – не соответствуют современным требованиям ФГОС!

– Критика уместна. Действительно, во многих заданиях вчерашний день: «повторите», «найдите», «приведите пример» и так далее. Вопросов и заданий после каждого параграфа на страницу нередко 10–15. Все там разложено по полочкам, но не побуждает к активной мыслительной работе. Ученик должен в основном лишь повторять полученную на уроке или прочитанную в учебнике информацию. Нет заданий, формирующих у ребенка навыки выделять главное, обобщать, анализировать, классифицировать, делать выводы и заключения. К тому же сколько времени потребуется ученику, чтобы отработать весь объем вопросов и заданий? Как учителю проверить, что ученик все сделал?

Зачастую авторы учебников предлагают шаблонные вопросы из ряда «Как вы думаете…?». Хорошо, допустим, скажет ребенок, как он думает, а если он ошибается? Придется объяснять ему, в чем и почему он не прав. Но в классе сидит 30 учащихся, и спросить у всех, как они думают, не получится. Большинство останется при своем «думанье», порой неправильном. Ребенок не всегда рассуждает логично, и, если не найти возможности его поправить, неверная позиция закрепится навсегда.

Немало заданий типа «назовите», «перечислите». Однако как оценить учащихся, если, например, один перечислил пять сельских опасностей, а другой восемь, но у первого они действительно угроза для жизни, скажем купание в незнакомом водоеме, а у второго – «страшный шипящий гусь»?

Вот задание после параграфа «Национальные интересы России в современном мире» – табличка, которую учащийся должен заполнить. А чему это учит? Какую учебную нагрузку несет? Когда я проверяю тетради с этими табличками и спрашиваю ученика, что он из таблички понял, внятных ответов порой не слышу. Одни говорят, что не помнят, ибо уроки делали вчера (!), другие честно сознаются: вы просили – я переписал из учебника.

Редко даются задания, побуждающие к творческой работе. А если творчество и предполагается, то вне связи с ОБЖ. Так, в одном из учебников предлагается нарисовать плакат об опасности бродячих собак. Ладно, нарисует ребенок дворнягу, напишет «Осторожно, злая собака», и что? С формальной стороны – творчество. Но какую практическую значимость будет иметь данный плакат для обучения ребенка основам безопасности? Любой ребенок и так знает, что «собака бывает кусачей». Задание не требует искать информацию о том, когда и почему собаки бывают агрессивными и как защищаться при их нападении. За что ученику ставить оценку? За умение рисовать?

 

Небольшой рассказ

В любом учебнике полно заданий подготовить к очередному уроку сообщение, доклад, сочинение или – уж совсем мощно – реферат. Согласно заданиям применяемого нами учебника для 9-го класса школьник должен написать за год четыре (!) реферата. А он хоть понимает, что это такое?

Но что там реферат? Авторы учебников любят включать в домашние задания написание рассказов! Смотрим параграф «Современный мир и Россия». Детям предлагается написать «небольшой» рассказ на тему «Роль и значение молодого поколения граждан России для развития нашей страны». Сразу вопросы: небольшой – это сколько? Сколько времени потребуется учителю, чтобы проверить все рассказы, если в параллели девятых классов 100 учащихся? Как будут обсуждаться их творения, ведь следующий урок всего 40 минут, а там новая тема?.. Кроме всего, хочется заметить, что рассказ – это все-таки жанр литературы, а у нас урок ОБЖ, и на нем учат отнюдь не писательству.

Очередное задание требует к будущему уроку посмотреть несколько кинофильмов про альпинистов (в частности, «Вертикаль» с Высоцким) и оценить их действия. Несколько фильмов – это несколько часов. Между тем ребенку на «домашку» по ОБЖ отводится 20 минут. К тому же современный тренд – не давать домашних заданий вообще, чтобы не перегружать детей. Как быть?

– По мнению экспертов, в учебниках не хватает современных практико-ориентированных заданий. Вы согласны с этим?

– Да, такая проблема есть. Практико-ориентированные задания действительно в дефиците. Именно при работе с ними формируется навык анализировать и оценивать ситуацию и самостоятельно принимать верное решение. По-настоящему интересные и обучающие задания – редкость. Попытки сформулировать их удаются не всегда. Иногда имеем вот такие примеры. В рубрике учебника «Практикум» читаю: «Автомобиль, в котором вы совершаете поездку в качестве пассажира, начал опрокидываться. Ваши действия?» Если серьезно, какие там действия?! ДТП происходит за долю секунды, в это мгновение человек часто не успевает даже испугаться. Это как выстрел: бах и полетел вверх тормашками, жив или тю-тю. На себе испытала...

 

Ну чушь какая-то!

– Еще одна проблема – наличие в учебниках устаревшей информации. Об отставании их от жизни высказывался даже Президент России Владимир Путин на одной из своих прямых линий. В учебник по географии как вписали в 1990-е годы, что сельское хозяйство у нас деградирует, так и оставили на долгие годы, хотя это давно передовая отрасль. Президент возмутился: «Ну чушь какая-то! Что это за учебник такой? Чему они там детей учат?»

– Таких данных в учебниках, конечно, быть не должно. Надеюсь, они уже вычищены. Но вот как поступать с устаревшей информацией другого рода – о чрезвычайных ситуациях. Ведь бывает, что они случились много лет назад, но по-прежнему остаются поучительными.

В одном из учебников отмечалось, что в 2001 году на реке Лене из-за ледовых заторов и резкого повышения уровня воды затоплению подверглись 60 населенных пунктов Якутии, в том числе территория города Ленска – на 98%! Факт яркий, позволяющий построить на нем убедительный урок об опасности наводнений и защите от них. Но в 2013 году на Дальний Восток обрушился паводок, равного которому там не было 115 лет, от которого сильнейшим образом пострадали Амурская и Еврейская автономная области, Хабаровский край – 235 населенных пунктов!

Возможно ли оставить в учебнике первый пример или следует заменить его вторым? Конечно, апеллируя к более свежим фактам, можно достичь лучшего усвоения уроков учащимися. Дети с большим интересом реагируют, когда им говоришь, что данная история произошла недавно в нашем городе, в моем подъезде, с моими знакомыми, со мной! Но, наверно, подходить к происшествиям исключительно с формальной оценкой «старое – не старое» не всегда резонно. Если акцентировать внимание только на «не старых» бедствиях, то дети могут не узнать, условно говоря, ни о «Титанике», ни о гибели Помпеев, ни о Чернобыле и Нефтегорске, ни о других драматических событиях, преподавших тяжелейшие уроки.

 

Кто напишет учебник

– Да, чувствую, после ваших замечаний желающих писать учебники по ОБЖ не останется. Кстати, а вас лично, учителя с большим стажем, методиста, не посещало желание взяться за эту работу?

– Выступать в таком качестве мне не приходилось. Наверное, простые школьные учителя учебники не пишут. Я понимаю, что дело это трудное и ответственное. Оно потребует много времени, может год, может два – не знаю, а работа в школе его не оставляет. Но в одном уверена: написать хороший учебник по ОБЖ может только тот, кто простоял у школьной доски много лет, знает современных ребятишек разных возрастов, понимает и любит их. А они умные, развитые. То есть нужно понимать, что будет воспринято учащимися, а что нет. Поэтому если бы я взялась за написание учебников, то, даже несмотря на свой опыт, непременно походила бы на уроки коллег, учителей-мастеров.

Новые авторы, безусловно, могут привнести в учебники что-то свое, полезное и интересное. Но если они далеки от школы, педагогической практики, познавательных интересов детей, нюансов образовательного процесса, не представляют четко целей предмета ОБЖ – место существующих ошибок займут новые.

Буду рада, если мои мысли о спорных и бесспорных местах в учебниках будут учтены их авторами. Это принесет пользу и учителям и ученикам.

Беседу вел Владимир Шолох, наш корр.

Фото из архива Ирины Шавейко